О поисках духовного пути
22 октября 2019
картина Михаила Хохлачеаа
Да, вот что нужно бы рассказать. Тут с этим танго такая история. Я вдохновляю людей танцевать танго и другие аргентинские парные танцы уже лет пять или шесть. И все эти годы я пытаюсь с ними завязать.

Причина этого довольно проста: я в целом вижу себя как эзотерически ориентированного человека. Ну или мне бы хотелось так о себе думать. Ну, вы знаете, все эти современные штампы: эра Водолея, духовное пробуждение человечества, цигун и йога, древние даосские и индийские учения, Кастанеда, Гурджиев и Ошо, Великие арканы Таро, шаманизм и растения силы, трансперсональная психология, эзотерическое Христианство, строительство тонких тел, дизайн человека и генные ключи. У меня тут все бейджики, полный набор. Я ищу, в общем, давно, и кое-что из найденного даже сделало меня человеком более лучшим, чем я был когда-то.

И мне, значит, хотелось бы заниматься какой-то практикой, которая передана свыше и вдохновляет людей пробуждаться. Йога, конечно, отлично бы подошла. Или, скажем, цигун. Даже в чудесной бразильской капоэйре есть великий дух Аше — состояние свободы и игры, которое сравнивают аж с нирваной. Но нет, меня занесло в танго. А в танго — хотите верьте, хотите проверьте — ничего такого божественного нет. Ни тебе священных текстов, ни древних откровений, ни аутентичных ретритных центров, вообще никакой мистики. Есть кое-что мистическое в аргентинском фольклоре, но это, конечно, детский сад, никакого Пути к пробуждению на этом не построишь.

И вот я оказываюсь меж двух огней. С точки зрения людей, которых интересует танго, я занимаюсь какой-то ерундой и несу какую-то чушь, говоря о Духе танца и встрече волшебных существ Вселенной, пытаясь раз за разом наряжать танго в высокодуховные одежды. С точки зрения же людей, ищущих Духовного пути, танго и любые другие парные танцы не выдерживают никакой критики. Мне, собственно, и самому тесно и неуютно: да, сам я прошел в своем развитии довольно заметный кусок пути с помощью танго и чудесных учителей, которые были и не про танго совсем, а про становление человечности и способность быть собой. Но дальше-то куда?

Последнюю на данный момент и самую решительную попытку сбежать из танго я сделал этим летом. Решил, что хорошо, пусть танцы, но пусть это будут свободные спонтанные танцы, пробуждающие нашу чудесную волшебную природу. Провел один курс по собственному спонтанному танцу, потом еще один по спонтанному танцу парному, а еще потом обнаружил, что того волшебства, которое было в школе и пространстве вокруг неё, почему-то больше нет. Аромат ещё висит, люди на него приходят, но былой красоты что-то не видать. Тут я, конечно, малость приуныл.

Вся эта тема — очень непростой для меня вызов. Потому что, с одной стороны, танго и другие аргентинские танцы на самом деле позволяют нам вернуться из морока современной городской жизни в чуть более реальный мир: почувствовать собственное тело и научиться видеть друг в друге людей. Они учат нас открытости и совместности, присутствию и смелости, способности быть мужчинами и женщинами и не бояться ни своих, ни чужих чувств. Они помогают нам принять сексуальность — свою собственную и общечеловеческую — и научиться по-разному проявлять и выражать её. С их помощью мы можем стать более естественными, более человечными, более настоящими. Очень волшебным оказалось это место встречи женщины, мужчины и музыки, очень много там сокрыто чудесной, но заблокированной и вытесненной энергии, и наблюдать, как она оживает и раскрывается в людях, приходящих танцевать, — чудесно.

Но одновременно я не знаю, куда и как идти дальше. Ни самому, ни тем, кто приходит ко мне. Я даже, когда начинал, придумал мифическую страну Архентину, чтобы поместить туда все те надежды и чаяния, которые мне бы хотелось, чтобы в мире танго были. Но и эта игра закончилась, мне стало тесно в ней, и школа получила новое имя — «Открытое сердце». Как новый ориентир и новый путь. И я пока точно не знаю, что будет дальше.

Сейчас я хочу вернуть дух танго в школу и собираю новое «Введение в танго» и новых людей, которым хочу снова помочь пройти тем путем, которым когда-то прошел сам. Я вижу по глазам и отзывам людей, которые приходят на «Введение» и затем танцуют в школе какое-то время, что они получают здесь нечто очень живое и ценное. И я знаю, как открывать эту дверь в чудесное в наших сердцах. Иногда лучше, иногда хуже, но в целом это у меня получается.
Еще про школу:
Made on
Tilda