Как чувство перевести в движение
27 июля 2017
После поста про то, зачем мы танцуем, мне пришел такой отзыв:
Ты нащупал самое сложное, по крайней мере для меня. Ты совершенно прав, так всё и было: чувство и желание внутри есть, но оно заперто на сто замков, и нет никакой возможности его проявить. Кажется, что нужен инструмент, и вроде вот же он, есть у тебя, но ты не даёшь, а хочешь, чтобы я сама нашла. А я не могу. Потому что не понимаю, как отпереть эти сто замков. И снова ты прав в том, что найти способ самой можно только через честный анализ, зачем мне танцевать, и готовность это в себе принять.

Сейчас всё немного лучше, но раньше сложнее всего для меня было дать чувству (в случае с танго — притяжению) право быть, и не просто быть, а быть мною проявленным и другими людьми увиденным. Это ведь своеобразный и очень страшный «coming out»: я — чувственная женщина, и мне нравятся мужчины. Это было совсем неприемлемо, почти невозможно поначалу. Поэтому для меня мысль «даём (в смысле позволяем) энергии, чувству проявится» — ключевая. У меня долго не получалось отменить запрет, не получалось просто взять и разрешить себе. И я только догадываюсь, как именно повернулся ключ. И ещё потребовалось время, мое огромное желание и твоё огромное терпение. Не знаю, в какой степени мое восприятие отражает общую картину.

В тексте я увидела ответ на вопрос «как?» — через осознание «зачем». Но дальше я вижу следующий рубеж — как чувство перевести в движение? Я могу перевести его в слово, а в движение — не очень, это совершенно новая форма. Напишешь про это тоже?
Напишу. Основное, на что мы можем опереться — это доверие собственному телу. Тело само знает, как можно проявить родившийся в его недрах импульс. Это оказывается для нас сложным только по той причине, что мы много лет бессознательно работали над тем, чтобы запретить телу двигаться так, как оно хочет. Мы стали мастерами в сокрытии собственных чувств и обездвиживании собственного тела. Поэтому нам так много приходится работать над тем, чтобы эти запреты расколдовать. Благая весть в том, что это — всегда в нашей власти:
Напряженный и самоотверженный труд твоей жизни не прошел даром — тебе вполне удалось сделать себя несчастным. Но самое смешное и абсурдное в этом то, что с теми же затратами ты мог настолько же успешно сделать себя целостным и сильным. Весь фокус в том, на что ориентироваться. Каждый из нас сам делает себя либо несчастным, либо сильным. Объем работы, необходимый и в первом, и во втором случае, — один и тот же,
говорил дон Хуан дону Карлосу.
Я прекрасно понимаю всю сложность процесса, потому что прошел (и продолжаю проходить) через него сам. И хорошая новость, которой я могу поделиться, состоит в том, что импульс жизни в теле — есть. Всегда. В каждом теле. Покуда мы живы, тело жаждет движения. Не всегда просто его услышать, и не всегда просто дать ему проявиться, но именно над решением этой задачи и имеет смысл работать: учиться слышать внутренние импульсы тела и позволять им вырастать в полноценные движения.

В этом месте многие обычно сетуют на то, что «не знают» движений, и поэтому им якобы неоткуда взяться. И эта одна из тех странных ловушек, в которые заманивает нас наш непоседливый ум. Уму нужно знать, прежде чем сделать. Уму, но не телу. Дело в том, что в танцах нет каких-то специальных движений, не свойственных человеческому телу в его обыденной жизни. Стоит хоть ненадолго задуматься, чтобы понять: им просто неоткуда там появиться, кроме как придти туда из жизни и обычного житейского взаимодействия. Танцует ровно то же самое тело, которое живет всю остальную жизнь.

Например, если мы говорим о танго, то мы имеем дело с самым обычным и привычным телесным взаимодействием двух людей: мы обнимаем друг друга и, обнимаясь, вместе куда-то идем. Кто из живущих на этой Земле не умеет этого? Да, в случае с танго, эта прогулка может привести нас в места, полные страсти, чувства, огня, напряжения, любви и жизни. Но кто из нас не знает, как проявить по отношению к другому человеку нежность или страсть? Всё это уже есть в наших телах. В каждом из них.

Мы все умеем выражать различные чувства, состояния, отношения с помощью наших тел, так как по сотне раз на дню делаем это в своей обычной жизни. Единственное, что требуется — не считать танец каким-то отдельным, исключенным из жизни событием, требующим специальной подготовки и обучения. Наоборот — нужно привнести в него весь свой жизненный опыт, свою уже наработанную и натренированную способность разговаривать с помощью тела. И тогда танец оживет.

Когда это становится нам понятным, мы сталкиваемся со следующей распространенной ловушкой: мы жаждем быть совершенными — во всём и сразу. И останавливаем собственное движение потому, что не чувствуем уверенности в его красоте. Фактически, тем самым мы запрещаем родиться ребенку — только лишь по той причине, что он не способен сразу же стать взрослым самостоятельным человеком. Но жизнь не течет таким образом. Наоборот, сначала мы должны позволить движению получиться таким, каким оно может быть в этот конкретный момент, а уже затем начать потихоньку, внимательно и с любовью выращивать, наполнять и оформлять его. Так садовник или цветовод ухаживают за своими растениями. Так любящие родители растят своего ребенка. И так живой человек увеличивает возможности и способности своего тела.

Поэтому я напомню формулу: доверять собственному телу. Это сложно, но это возможно. Это странно, но в этом жизнь. Это непривычно, но именно из наших собственных движений рождается и вырастает наш собственный танец.

Меньше всего я интересуюсь тем, как люди двигаются, меня интересует, что ими движет.
Пина Бауш, немецкая танцовщица и хореограф
Еще про танго:
Made on
Tilda